Собаки в городе

 Чтобы обсудить проблемы, связанные с содержанием собак в городских условиях, корреспондент "Друга" встретился с заместителем начальника Объединения ветеринарии г.Москвы Геннадием Анатольевичем Погребняком.

 - Геннадий Анатольевич, будут ли в ближайшее время как-то изменяться существующие правила содержания домашних животных в городских условиях?

 - Последнее положение о содержании животных было принято в феврале 1994 года. Прошло всего 2 года и о внесении каких-то изменений и дополнений в это положение говорить пока рано. Защитникам животных и так удалось добиться определенных результатов. Если раньше, например, содержание животных в коммунальной квартире без согласия соседей было запрещено, то по действующим правилам человек, живя в "коммуналке", может завести себе собаку, не спрашивая на то соизволения соседей. Правилами был также разрешен провоз собак во всех видах городского наземного транспорта.

 - Но наиболее удобным видом транспорта остается метро, и именно в здесь возникают многочисленные препятствия для провоза собак. Может быть, все же имеет смысл официально разрешить провоз собак в метро хотя бы в дни выставок? Ведь далеко не все имеют машины, а до места проведения выставок подчас очень тяжело добираться...

 - Да, не все имеют машины... Но я понимаю жесткую позицию ответственных лиц метрополитена. Если сейчас повсеместно разрешить провоз животных, то в метро поедут кавказские овчарки, ротвейлеры, доги... Если в одном вагоне окажется несколько таких животных, то возможна их агрессия друг на друга и на окружающих людей. Вспомните, что большая нагрузка в транспорте зачастую приводит к конфликтам даже среди людей, которые сами "особачиваются" в таких условиях. Кроме того, далеко не все любят собак. Да и чисто технически крупное животное тяжело провезти в метро. Ведь было немало случаев, когда правдами и неправдами собак протаскивали мимо контролеров, а потом на эскалаторе они травмировались и даже погибали. Поэтому, скорее всего, такого решения принято не будет.

 - А как в Москве решается проблема выгула собак? Ведь в мало-мальски пригодных для этого местах - садах и парках - как правило висит табличка "Выгул собак запрещен". Так куда деваться владельцам?

 - Корень этой проблемы в том, что процент животных в Москве очень высок, а по количеству собак на душу населения мы, наверное, переплюнули все страны мира. По сути во многом виноваты не столько владельцы собак, сколько местные власти. Ведь для того, чтобы владелец мог нормально выгулять свою собаку, нужны специальные участки или оборудованные площадки. А сейчас получается, что гулять с собакой вообще негде. Места для выгулов не организованы и постановления о выделении подобных площадок остаются на бумаге. А если и удается огородить какой-то пятачок, то туда сгоняют владельцев из нескольких жилых кварталов, чтобы они с собаками ходили друг за другом цепочкой. Это просто смешно. Кроме того, большая скученность собак в одном месте неизбежно приведет к многочисленным инфекциям, а также к несчастным случаям в результате агрессивности животных. Даже странно, что при наличии в Москве достаточного количества зеленых массивов, местные власти никак не решают эту проблему и скупятся выделить нормальные участки для выгула собак. Наряду с этим милиция часто перегибает палку и штрафует владельцев, гуляющих с собаками даже на пустырях. А на каком основании? И в этом вопросе мои симпатии целиком на стороне владельцев.

 - Вы упомянули о несчастных случаях. А какова официальная статистика покусов, и какие породы собак сегодня считаются наиболее агрессивными, наиболее социально опасными?

 - У нас не ведется специальной статистики покусов. Это требует определенных затрат, а у нас нет лишних средств. Известно, что от 70 до 80 % покусов наносят животные, имеющие владельцев, а меньшую часть - бесхозные. А по породам картина достаточно субъективная. Если брать бойцовые породы, об агрессивности которых так много говорится, то учитывая, что сегодня это одна из самых многочисленных групп собак, на общем фоне процент наносимых ими покусов достаточно невысок. Гораздо больше покусов совершают доберманы, ротвейлеры, овчарки, к которым все уже давно привыкли, а также, как ни странно, спаниели, процент покусов которых даже превысил другие породы...

 - Как вам кажется, причиной агрессии чаще становится природная злоба собаки или в этом больше вины владельца?

 - Большинство владельцев просто не подготовлены. Они не имеют минимума кинологических знаний о содержании животного, о психологии собаки и особенностях ее поведения. Поэтому человек, который заводит собаку, как правило, полагается на специалиста. Кому-то везет, и он попадает к нормальному дрессировщику, а многие оказываются в лапах самозванцев, рвачей, которые, стремясь получить за короткое время большие деньги, просто уродуют психику собаки...

 - Вы абсолютно правы. Ведь как некоторые из них готовят, например, собаку-телохранителя? Собаку привязывают к забору, и несколько человек начинают дразнить ее, доводя до бешенства. После 5-6 сеансов подобного издевательства собака любого человека воспринимает как личного врага и набрасывается на каждого в пределах досягаемости. Кстати, этот способ превращения домашней собаки в дикого зверя описан Джеком Лондоном в "Белом клыке"...

 - Я возмущаюсь подобными методами дрессировки. И людей, которые готовят собак такими живодерскими методами, нужно исключать из гильдии дрессировщиков и не допускать к работе с животными. Готовить подобным образом собаку, имеющую хозяина и живущую в городских условиях, "вытаскивая наружу" злобу, которую потом назад загнать не только сложно, но и практически невозможно, - это преступление. Ведь собака рано или поздно останется без намордника, и тогда может произойти трагедия. Для собаки прежде всего нужна дисциплина, послушание, взаимопонимание с хозяином. И нормальная собака в любом случае при реальной опасности будет защищать своего хозяина: у нее сработает охранный инстинкт. А такие "специалисты" просто одурачивают владельцев, наживаются за их счет...

 - А можно ли как-то приостановить деятельность подобных "специалистов"?

 - Такая попытка была, даже вышло постановление на этот счет, но оно было сырым, до конца не проработанным. Предполагалось проводить специальное лицензирование, чтобы был рычаг воздействия на дрессировщиков.

 - Но подобное лицензирование ведется в РКФ...

 - Да, но это, так сказать, ведомственное мероприятие, которое не имеет силы закона. К тому же РКФ - не единственная кинологическая организация в России. Постановлением предусматривалось лицензирование на государственном уровне, чтобы все клубы подчинялись определенному закону. Сейчас нет официально утвержденных методик дрессировок, да и сами дрессировщики обучаются неизвестно где и как, отсюда и все проблемы...

 - Что делать, если потерялась собака? Существуют ли при округах пункты передержки животных, куда можно было бы обратиться?

 - Это болезненный вопрос. Из документа в документ кочует параграф о создании пунктов для временной передержки животных в нормальных условиях. Единичные пункты существуют более 15 лет, в них уже все разваливается и нормально содержать там животных, которых свозят с десяти округов Москвы, просто невозможно. Последнее постановление, касающееся организации зоосервисного комплекса в Москве, также заостряет внимание на этом вопросе, но никаких реальных шагов не предпринимается и нас по-прежнему кормят обещаниями. Ни одна передержка ни в одном из округов не действует и оказать какое-то давление на функционеров, отвечающих за это, невозможно. Да, что там собаки или кошки, когда вокруг полно людей, находящихся в такой же плачевной ситуации: без средств, без работы, без жилья. Трупы лежат и не вывозятся сутками... По-видимому, до всего просто руки не доходят.

 - Как производится отлов бездомных животных?

 - Бригады отлова финансируются префектурами округов. Они должны работать по заявкам коммунальных организаций. Получив такую заявку, бригада выезжает на место и совершает отлов. Оплата производится за голову, поэтому чисто финансово "собачники" имеют определенную заинтересованность в количестве. А о процессе отлова лучше спросите у того, кто этим непосредственно занимается.

 - Сколько дней содержится пойманное животное и что с ним происходит потом?

 - Обычно животные поступают в пункты передержки по адресу: улица Нардова дом 16, и ими занимается предприятие "Витус" - общество с ограниченной ответственностью. Если животное ухоженное, породистое, хозяйское и есть вероятность отыскать владельца, то его передерживают до 10 дней. Если видно, что животное бесхозное, то его судьба решается быстро: либо его предлагают в виварий для опытов, либо усыпляют и отправляют на утилизацию.

 - А как сегодня обстоят дела с обязательной регистрацией животных?

 - Мы в принципе свою регистрацию проводили и проводим. Когда мы прививаем животное против бешенства, оно при этом автоматически регистрируется.

 - Но сейчас многие делают прививки на дому...

 - Это нелегальная, незаконная ветеринарная деятельность. Регистрацией должна заниматься официальная служба, чтобы был единый банк данных, как это происходило раньше: регистрация, выдача жетонов... Тогда намного проще работалось: не было такого обилия клубов и по регистрационным жетонам животное находили в случае пропажи. Сейчас этот опыт утерян, но будет восстанавливаться. Мы начинаем оформление регистрационных вкладышей, потому что ветеринарный паспорт не предусматривает отметок о регистрации. И сейчас нами разрабатывается новая система регистрации, чтобы улучшить ветеринарный контроль за животными. В документе о содержании животных сказано, что этим должны также заниматься коммунальные службы, однако сегодня это нереально. Если владелец обратится для регистрации в ЖКХ, там просто разведут руками и сделают круглые глаза: дескать, мы этим не занимаемся, хотя раньше, до всяких перестроек, такая система успешно применялась на практике. Техники-смотрители обходили квартиры и составляли списки животных, проживающих на их территории. Затем эти списки представлялись в ветеринарные учреждения, чтобы в соответствии с ними проводилась вакцинация. Сейчас наши специалисты сами вынуждены ходить по квартирам, и при этом обнаруживаются очаги стригущего лишая - это довольно распространенное заболевание. Многие подбирают бездомных кошек на улицах, приносят их в дом, в результате чего страдают дети. В Москве достаточно высокий санитарно-гигиенический уровень. Не выдерживается даже карантин по подозрению на бешенство. Чтобы как-то улучшить ситуацию, необходима обязательная регистрация животных, которую нужно проводить в комплексе с коммунальными службами и клубами. К сожалению клубы разобщены, информация отсутствуют, у каждого из них своя нумерация, свое клеймо, свои печати, и это вносит определенный беспорядок. Пора прекращать анархию...

 - Поддерживаете ли Вы деловые отношения с клубами?

 - У нас определенные контакты с клубами есть, но довольно отдаленные. Клубы живут своей бурной жизнью, у них свои цели и задачи, и мы пересекаемся, как правило, только при проведении выставок. Но даже при этом возникают проблемы. Люди приходят на выставки либо без ветеринарных документов вообще, либо с "филькиными грамотами" вместо них. Ветеринарные справки выписываются торговыми домами, правлениями клубов, частными лицами... в общем кем угодно, только не тем, кто должен это делать. Мы же требуем, чтобы вакцинация была проведена в ветеринарных клиниках или учреждениях, которые имеют лицензию на подобного рода деятельность, и там же должна выписываться ветеринарная справка.

 - Но если люди не обращаются для вакцинации в ветеринарные клиники, значит там либо высокие цены, либо недостаточно хорошие вакцины?

 - Если говорить о государственных ветеринарных службах, то они обеспечены всем ассортиментом как отечественных, так и импортных препаратов. И вакцины у нас имеются любые, а от бешенства, например, собаки прививаются вообще бесплатно. Если человек желает, чтобы собаку привили одноразовым шприцем или импортной вакциной, то за это конечно, берется плата. Хотя отечественная вакцина сейчас ничем не уступает импортной, многие люди хотят, чтобы все было фирменное... Для таких клиентов у нас есть американские, французские, голландские вакцины. Ассортимент постоянно пополняется и инструментарий обновляется достаточно быстро. Я вас уверяю, что даже многоразовый шприц не доводится до такого состояния, чтобы игла не прокалывала кожу, или поршень застревал на середине...

 - Если говорить о незаконной ветеринарной практике, то принимаются ли какие-нибудь меры для ее прекращения?

 - Да, принимаются. Вышло Российское постановление о лицензировании ветеринарной деятельности, сейчас готовится московское постановление, которое мы надеемся опубликовать в печати. Параллельно с нами к этой работе подключается налоговая инспекция и другие заинтересованные контролирующие организации. Уже есть определенные результаты, и люди, которые в течение двух-трех лет работали "подпольно", сейчас стараются узаконить свою деятельность. Мы оформляем регистрационные удостоверения, где указывается, какой именно вид деятельности разрешается предприятиям и частным лицам. Сейчас закрывается много институтов, комбинатов, фабрик. Человек, который 20 лет работал на конвейере, вдруг решает заняться лечением собак. Поэтому с такими людьми проводится собеседование, подчеркиваю: не экзамен, а именно общая беседа, на фоне которой выясняется истинный уровень знаний этого специалиста и то, насколько он подготовлен к подобной работе. Если комиссия чувствует, что подготовка человека действительно соответствует тому виду деятельности, которым он предполагает заниматься, то ему оформляют ему лицензионное удостоверение. Если человек не готов к этому, не имеет достаточного опыта и знаний, то мы рекомендуем ему поработать в одной из ветеринарных клиник в качестве стажера у опытного специалиста. Работать на дому без определенных знаний очень опасно. Существует достаточно много серьезных инфекционных заболеваний и если такой "врач" пропустит одно из них, то ему грозит уголовная ответственность. К сожалению, многие этого не осознают.

 - Геннадий Анатольевич, так почему же все-таки многие владельцы собак в России предпочитают обращаться за помощью к шарлатанам, а не в соответствующие ветеринарные учреждения? Ведь за рубежом, наоборот, владельцы стараются пользоваться услугами престижных клиник, а их питомцы даже имеют своего личного ветеринарного врача, который наблюдает за их здоровьем на протяжении всей жизни.

 - У них владельцы относятся ко всему более ответственно. И все, что в наших клиниках делается бесплатно, у них делается за деньги. Заводя животное, человек должен на что-то рассчитывать, взвесить все "за" и "против" и быть уверенным, что он сможет создать для своего питомца нормальные условия, а не ходить потом с протянутой рукой, жалуясь, что собаку нечем кормить. Ведь ее оказывается еще нужно лечить и прививать! На Западе прежде чем завести животное, человек реально оценивает свои возможности и только после этого решает, кого ему заводить. Если он завел, скажем, сенбернара, то значит у него есть машина, чтобы его возить, денежные средства, чтобы его кормить и лечить, нормальная жилая площадь и все остальное. Когда 6 лет назад мы вводили платное обслуживание, мы предполагали льготы только для малоимущих и необеспеченных граждан. Недавно к нам поступило письмо благотворительного общества защиты животных с просьбой бесплатно проводить кастрацию животных. Но цены на наши услуги и так достаточно низки. У нас много подобных обществ, и мы стараемся с ними сотрудничать, но доходит до того, что они присылают нам клиентов на "мерседесах", которые пытаются на льготных условиях сделать своим питомцам операцию. Сегодня мы не в силах оказать всем желающим бесплатную помощь. Бюджетные средства, получаемые нами от мэрии, идут на чисто муниципальные нужды, необходимые городу и различные ветеринарно-санитарные мероприятия. А лечение животных и профилактику должен оплачивать либо сам владелец, либо организация. Никаких отчислений от клубов мы на эти цели не получаем, да они нам и не нужны. Потому что в обмен на эти деньги от нас потребовали бы каких-нибудь несусветных услуг.

 Мы стараемся получать деньги за конкретную работу, а не какие-то обезличенные средства, которые, как правило, влекут за собой одни неприятности. Владельцы, ищущие где-то на стороне дешевых услуг, обычно расплачиваются за это здоровьем своих питомцев.

 - Как часто обращаются владельцы с просьбой провести диагностику по дисплазии и какие породы собак наиболее подвержены этому заболеванию?

 - Дисплазия страшна тем, что это наследственное заболевание, которое достаточно трудно диагностировать. К сожалению, племенная работа в клубах ведется бесконтрольно в смысле здоровья собак, и часто люди обращаются к нам с животными, имеющими и высокую степень дисплазии, и при этом использующимися в разведении. Нередки случаи, когда руководители секций и разведенцы знают, что собака имеет дисплазию, но тем не менее широко используют ее в племенной работе, руководствуясь какими-то своими целями. Скрывается также масса других пороков. Делаются косметические операции: подшиваются семенники, выравниваются зубы, то есть фенотип искусственно исправляется, а генотип остается и тянет за собой все пороки до десятого колена. Пока это продолжается оценка нашей кинологической деятельности на западной арене будет невысокой. Наиболее подвержены дисплазии тяжелые породы собак, чаще всего это ротвейлеры, овчарки, сенбернары... Как я уже говорил, дисплазию трудно диагностировать. Если, например, у собаки вследствие травмы произошло смещение суставов или начали развиваться артрозы, то это не имеет никакого отношения к дисплазии. Но есть специалисты, имеющие весьма поверхностное представление обо всем этом, которые в корыстных целях берутся проводить подобную диагностику и выдают совершенно немыслимые заключения. Мы планируем проводить диагностику так же, как и за рубежом. В Ветеринарном центре работает профессор Евгений Борисович Загорский - кандидат ветеринарных наук, великолепный хирург, который на этом специализируются. В Центре есть необходимое оборудование и специалисты, чтобы сделать снимок, а профессор, в свою очередь, может дать квалифицированное заключение. Здесь многое зависит от клубных кинологов. Прежде чем допустить животное к разведению, они должны направить его на ветеринарное освидетельствование, и только после этого использовать в племенной работе.

 - Геннадий Анатольевич, в процессе нашей беседы вы с таким знанием дела говорили о дрессировке, о племенной работе, о генетике собак, что я невольно сделала вывод, что у вас есть собака. Я права?

 - Да, у меня бультерьер и той-терьер. Для контраста. Они прекрасно дополняют друг друга. Буль - сука, ей три года, той - кобель, ему два года. Буля не боятся на улице, когда видят рядом с ним тойчика. Буля на руки не возьмешь, а той как котенок. У буля все эмоции скрыты, а у тоя все на виду. Буль молчалив, а той очень общителен. В общем мне с ними интересно.

 Валентина ЗЯБРЕВА

 Журнал "Друг" №5, 1996