Главная Программирование

Шестиногие агрессоры

Шестиногие агрессоры

 Налеты саранчи издавна считались одним из самых страшных бедствий наряду с чумой и холерой, наводнениями и войнами. Полчища саранчи регулярно появлялись в южных районах царской России, оставляя после себя начисто съеденные поля, го-лодные деревни, отчаяние народа. Наладить сельское хозяйство без борьбы с этим злом было невозможно. Борьба развернулась, когда еще не отгремела гражданская война, а на юге разбойничали банды басмачей. Противосаранчовые отряды уничтожали в земле кубышки саранчи, осушали тростниковые заросли — места ее выплода.

 Позже на помощь пришла авиация, была организована разветвленная сеть противосаранчовых станций, всегда готовых погасить вспышку до того, как разгорится пожар. Враг отступил. Саранча в нашей стране перестала быть бичом сельского хозяйства. Но окончательно сбрасывать врага со счетов еще рано. Так, в 1962 году армада пустынной саранчи, растянувшись широким фронтом на 160 километров, вторглась из Ирака и Афганистана на территорию нашей страны. Но и таким вылазкам приходит конец. В граничащих с нами на юге странах уже ведется активная борьба с саранчой, и немалая помощь в этой борьбе оказывается советскими специалистами.

 Сухи и бесплодны пески Аравии. В небе звезды завершают свой путь, но на плоских унылых песках никаких перемен. Единственно, что может пробудить мысль о времени — пробивающиеся кое-где кустарнички: весной они становятся не такими желтыми и пыльными. Время от времени то здесь, то там на песке появляются беловатые червячки. Каждый червячок энергично извивается, шкурка на нем лопается, и на свет выходит бесцветное существо. Это личинки одного из видов саранчи. Пробыв пять минут на свету, они приобретают легкую зеленовато-серую окраску и спешат спрятаться среди кустарников.

 Жалкие кустики предоставляют им одно

 самый день перед закатом солнца их жизненная сила вдруг иссякает, и с наступлением сумерек уже как будто не остается сомнений, что все эти крохотные создания обречены на гибель. Они безжизненно лежат на земле, и самый легкий ветерок разметает их тысячами.

 Но как только первые лучи солнца тронут землю, личинки оживают и вновь спешат навстречу друг другу. Через два часа все опять собираются вместе, отдельными большими кулигами. Если посмотреть на эти сборища вблизи, они не кажутся беспорядочным скоплением. Отдельные полки маневрируют очень согласованно. И хотя нет во главе громкоголосого командира,

 концу дня уже становится армейским корпусом. Письменные и устные сообщения поступают в центр по борьбе с саранчой: многочисленные скоп-ления саранчи появились в Судане, на северо-востоке, востоке и юго-востоке Чада и в разных пунктах от Мавритании до Чада.

 Борьба против этих орд ведется не всегда успешно, так как трудно определить места их распространения.

 С воздуха заметить саранчу почти невозможно, а наземным отрядам трудно искать наугад. Первые сведения всегда поступают от населения. Как только приходит сигнал тревоги, специальные машины отправляются распылять ядохимикаты. Местные жители используют и другие средства борьбы: сгребают саранчу палками на холсты, роют канавы и заполняют их горящей нефтью. Однако несметные полчища саранчи люди обнаруживают поблизости от населенных мест, когда они уже нанесли урон хозяйствам. Пешая саранча необыкновенно прожорлива и напориста, почти никакое естественное препятствие ее не остановит. Реки она одолевает вплавь, хотя всякий раз те-чение уносит тысячи насекомых. Иногда обильные дожди могут помешать пе-редвижению саранчи и даже уничтожить ее совсем. Кроме того, эти огромные скопления постоянно осаждают хищные птицы, но все же серьезная угроза продолжает существовать. Наблюдения не прекращают-

 ся. Самолеты и автомобили непрерывно ведут разведку, чтобы при первом же взлете окрылившейся саранчи обнаружить ее и остановить.

 Армия саранчи продвигается со средней скоростью от пятнадцати до двадцати километров в день. Вечером она останавливается, утром снова пускается в путь. По мере ее продвижения происходит удивительный процесс: полки меняют цвет,

 каждый раз облачаясь в новый наряд: почти черный, светлый с желтыми крапинками.

 сантиметров. Затем выпускают пенистую жидкость, которая склеивает песчинки внутри пробуравленной скважины и образует непроницаемую трубку — кубышку, куда самки откладывают яйца и закупоривают крышечкой из слизи. За один раз каждая откладывает от пятидесяти до ста яиц величиной с зернышко ржи и возобновляет кладку пять или шесть раз.

 Идут дни. Миллионы яиц покоятся в песке под грудами тел погибших родителей, разложившихся, а потом высохших и развеянных ветром пустыни. Через три или четыре недели из яиц выйдут крохотные бледные червячки.

 ...В 125 году нашей эры в римских колониях Киренаике и Нумидии голод после опустошительного налета саранчи унес 200 тысяч жизней.

 Саранча относится к семейству саранчовых отряда прямокрылых. От кузнечиков, принадлежащих к другому семейству, ее отличают более короткие усики и еще некоторые особенности, в том числе и самая грозная: отчаянное вегетарианство.

 Но что интересно. Русский натуралист Уваров, изучавший два вида саранчи — один оседлый, другой кочующий, отличные не только по образу жизни, но также по цвету и некоторым анатомическим особенностям, — заявил, что это одно и то же насекомое, которое претерпевает превращение или само, или в своем потомстве.

 Эти загадочные превращения происходят у нескольких видов саранчи. Изучением схистоцерки специально занимался французский ученый Реми Шовэн. И вот что ему удалось установить на основании лабораторных наблюдений.

 Оседло-одиночную зеленоватую саранчу поместили в стеклянный садок вместе со стадно-кочующей саранчой. Через несколько часов она стала желтой, как ее соседки, и у нее изменился нрав. Была она скромной и тихой, а стала напористой и прожорливой. Ученые приписывают это превращение «эффекту группы».

 Как показывают опыты, превращение оседлой саранчи начинается оттого, что она видит или воспринимает усиками (если их срезать, то ничего не произойдет) движения своих соседей. Процесс такого превращения остается пока еще довольно загадочным, но, видимо, он начинается у этих насекомых, как и у других кочующих животных, с нарушения равновесия эндокринной системы.

 Стеклянный садок непохож на пустынные просторы Африки или Азии, а лабораторные опыты не могут в точности воспроизводить того, что происходит с насекомыми в их естественном состоянии, но они позволяют это понять. Оседлая саранча, рассеянная на огромных пространствах, ведет

 поколение за поколением тихую и мирную жизнь. Но время от времени на свет появляется поколение стадно-кочующее. Такое превращение может происходить не в любом месте. Существуют особые зоны. Одна из них, хорошо исследованная, расположена в восточной Аравии, другая на Мадагаскаре, и, вероятно, еще одна зона есть в Мавритании.

 Если б можно было точно определить, почему в этих зонах происходят такие процессы, бороться с саранчой стало бы намного легче. По своему географическому положению и климатическим особенностям эти районы, казалось бы, ничем не отличаются от других мест, где саранча остается оседлой. Должно быть, в определенные годы происходят какие-то неуловимые изменения, отчего саранча начинает бурно размножаться. Личинки, с рождения живущие более тесными скоплениями, становятся стадными, как и узницы лабораторий. Это, конечно, упрощенная схема. Насекомое не обязательно меняет свой характер за одно только поколение. Может суще-ствовать и переходная фаза, а полная стадность появляется лишь в следующем поколении.

 Добавим еще, что при определенных обстоятельствах странствующая саранча может стать оседлой в одном или нескольких поколениях. Это происходит в тех случаях, если при перелете саранчовые стаи долго преследуются и опустошаются их естественными врагами и человеком а также если они попадают в сильные бури.

 Остатки армий бывают тогда как бы деморализованы. Они замедляют ход и часто останавливаются. Насекомые начинают постепенно рассеиваться, меняется их поведение, и после переходной фазы становятся, наконец, оседлыми. Но такой обратный процесс происходит очень редко.

 ...Самолет вылетел с пункта по борьбе с саранчой в шестнадцать тридцать. Это был «Фислер Моран», снабженный наблюдательными приборами и бункером, вмещающим до шестидесяти килограммов акрицида. В семнадцать часов летчик-наблюдатель обратился к своему спутнику:

 — Тридцать градусов слева. Мне кажется, там что-то есть.

 Через три минуты исчезли все сомнения. Еще через три самолет уже летел над стаей саранчи. Она двигалась в трехстах метрах от земли, освещенная косыми лучами солнца. Ярко-розовый цвет показывал, что саранча прошла через последнюю линьку и скоро начнет желтеть. Туча достигала пяти километров в длину и километра в ширину. Колыхаясь, словно огромный занавес, сжимаясь и расширяясь, она неслась вперед. Судя по всему, скорость саранчи была около тридцати километров в час.

 Посыпать насекомых акрицидом на лету невозможно. Слишком ненадежная операция, если даже спуститься к самой стае. А такой маневр был бы рискованным. Стоит саранче подняться в это время хоть

 Они уже не приобретут завершающей желтой окраски — брачного наряда.

 Миллионы насекомых были уничтожены. Но в ту осень в организации и пункты по борьбе с саранчой все еще продолжали поступать тревожные телефонные звонки.

 Выслеженные стаи опылялись с самолетов, с «джипов». В разных местах на пути ее маршрутов отряды по борьбе с саранчой рассыпали смешанные с ядом отруби. Привлеченные такой приманкой, некоторые стаи пожирали ее и гибли.

 Я описал или, вернее, воскресил в памяти нашествие пустынной саранчи, обрушившейся в начале ноября 1954 года на некоторые районы Марокко. Это нашествие показалось мне особенно типичным примером миграций саранчи, которые могут обернуться для человека настоящей катастрофой. В десять минут апельсиновые сады были обглоданы до коры, а посевов как не бывало. Некоторые плантации удалось восстановить через два года, но для воз-рождения большинства из них потребовалось от пяти до десяти лет

 В целом механизм миграций саранчи нам еще мало известен. По-видимому (хотя подходить к этому надо все же с осторожностью), для нескольких видов путешествие кончается полным безвозвратным рассеиванием.

 В 1954 году избегнувшая гибели пустынная саранча, приближаясь к морю, изменила цвет. Облачилась в желтый брачный наряд и, как некогда ее родители, произвела на свет новое потомство. Самки с брюшком-буравчиком отложили в землю тысячи яичек, из которых вскоре вышли личинки и превратились впоследствии в крылатых насекомых, все еще не утративших импульса странствий.

 Небольшие стаи направились в обратную сторону по пути, проделанному их родителями: из Северной Африки в Мавританию. Именно там должен был разыграться последний акт, завершение которого всякий раз бывает для нас непредвиденным.

 Потомки саранчи, уцелевшей от великого нашествия, возвратились на эти по большей частью пустынные земли. Здесь они воспроизведут свое потомство. Если обстоятельства (температура, влажность, атмосферное давление) будут благоприятны, личинки появятся в достаточно большом количестве, чтобы все поколение было стадным и в скором времени пустилось в новое путешествие на север. Если же нет, одиночная зеленоватая саранча будет пугливо прятаться по кустарникам. Годами среди песков не покажется ни одно скопление воинственных личинок.

 Жорж Блон

 Перевод с французского Л. Деревянкиной

  "Юный натуралист", №6, 1973 г.

 

 


^ Наверх




Главная Программирование