Главная Программирование

Сивка-бурка

Сивка-бурка

 Они из отряда буйных носорогов и непокладистых зебр. Мы едва ли преувеличим, если скажем, что для нас союз с лошадью был самым плодотворным из всех союзов, когда-либо заключенных с животными. Его последствия — освоение территорий, оседлая жизнь, основание цивили-зации.

 А вначале было приручение, равное подвигу. Поистине одного памятника мало тому бродячему охотнику, который сумел взять на службу животное с такими достоинствами!

 Взгляните на лошадь. Ее вогнутая спина будто специально создана для седла, ее удлиненная морда и плечи — для хомута, и только у нее во рту возможны удила. Ее ноги — для быстрого бега, ее копыта — для подков, а ее неутомимость в работе выше, чем у такого силача, как слон.

 У лошади удивительная память на места и предметы. Кому приходилось довериться лошади на ночных осенних дорогах, где и днем не мудрено заблудиться, тот навсегда оставит в своем сердце глубокое уважение к ее искусству ориентирования: она — пусть ни зги не видать! — привезет к дому.

 Проработав часов пятнадцать в сутки, лошадь только немного поспит — хоть стоя! — и умудряется пастись. Причем, если есть такая необходимость, на израсходованных пастбищах, где коровы не могут урвать ни травинки. И не имеют вредной привычки выдергивать растения с корнем, как это делают козы. Кстати, пропитать лошадь чрезвычайно легко: два килограмма овса в день — и она сыта.

 В XVI веке некий де Сотто, пират, прельстившись богатствами Северо-Американского континента, сменил свою профессию на конкистадорство. Силы для преодоления сопротивления индейцев у бывшего пирата оказалось мало, и его поход закончился тем, что люди его были перебиты, а лошади, на которых он главным образом рассчитывал, разбежались и одичали. Так появились первые мустанги. Еще в 1925 году их было так много в Америке, что некоторые предполагали: мустангов миллион! Но это, конечно, преувеличение. В наши дни они живут на воле в пустынных уголках Невады, Монтаны, Вайоминга и других штатов. Американские зоологи утверждают: мустангов сейчас около семнадцати тысяч.

 И в Европе есть свои мустанги — одичавшие лошади Камарга Они находят себе приют в болотистых низинах на юге Франции, люди их не трогают, объявили те края заповедными.

 Вообще одичавшие лошади, несмотря на то, что очень быстро возвращаются к повадкам своих предков, сильно отличаются от настоящих диких лошадей. Они длинно-гривы, длиннохвосты, с ниспадающей на глаза челкой, имеют как бы запущенный вид. Дикари же словно своего парикмахера держат: челки, хвосты и гривы у них как подстрижены. И конечно, в цвете одежды есть разница. Лошади Пржевальского буланой масти, а тарпаны были мышастой. Природа — селекционер строгий, ее звери носят лишь свойственные их виду окраски. Лошади же, побывавшие под властью человека, а потом одичавшие, как бы отражают его прихотливый вкус: бывают светло-серыми, рыжими, гнедыми, даже пегими.

 И по росту лошади бывают самые разные. Есть пони — в холке меньше овчарки. На них с успехом учатся верховой езде двухлетние дети. А есть тяжеловозы, везущие телегу с грузом в десять тонн. С места они такую махину стронуть не могут: груз им добавляют во время движения малыми порциями.

 А лучшие спортивные лошади могут прыгать в длину на восемь метров, в высоту — на три! И скачут под всадником со скоростью 60—70 километров в час!

 Созданы породы упряжных лошадей, специальность которых бежать только рысью.

 Осел — ближайший родственник лошади. Он меньше ее, но его выносливость, крепость спины и копыт поразительны. Представляете, тащится по жаркой каменистой местности миниатюрненький ослик, а верхом на нем, чуть не волоча ноги по земле, сидит солидный человек. Сам сидит да еще навьючил на осла два мешка с кладью. Просто не верится, как такое небольшое животное может столько тащить на себе!

 Лошадь способна унести на спине вьюк в половину своего веса, а осел — почти вдвое больше! Из любопытства сравним. Человек может унести на плечах груз в 5/4 собственного веса, а пчела в 24 раза больше, чем весит сама. Жара ослу нипочем. Похрустел сухой сорняковой травкой или соломой бросовой — и пошел тащить! Правда, характером бывает упрям: нет настроения идти — не стронешь его с места.

 Осел умное и смелое животное. В Аргентине говорят: ни одна пума не решается подступиться к ослу. В схватке он бьет копытами, грызет зубами да еще столь громко орет, что хищник после первых атак предпочитает оставить его в покое.

 Чтобы прибавить ослам силы и роста, люди давно уже скрещивают их с лошадью. Получают гибриды двух типов: мулов и лошаков. Лошак (помесь жеребца с ослицей) — менее удачный вариант, чем мул (помесь осла с кобылой), и лошаков перестали разводить. Но мулы , соединив в себе лучшие качества осла и лошади, с успехом служили и служат людям — и в упряжках, и под вьюком, и под седлом. Лучшие породы мулов ростом и силой не уступают средней лошади и всегда были полезны в дальних путешествиях. А несколько веков назад их признавали лучшим транспортным средством епископы. Даже рыцари в походах, стараясь сберечь силы боевых коней, ездили на мулах.

 В наш век мотор, оставив при себе понятие «лошадиная сила», кажется, по всем статьям теснит верного друга людей. На пашнях — тракторы, на дорогах — автомашины. И на полях сражений современной войны конница далеко уже не главная сила, как это было еще полсотни лет назад.

 Но — и на первый взгляд это кажется странным — факты упрямо твердят, что лошадь не только рано в архив сдавать, но, по всей вероятности, она никогда туда не попадет. Например, за последние сто лет цены на лошадей на мировых аукционах не снижались. На конных заводах нашей страны разводят лучшие в мире породы. На аукционы, которые проводятся в СССР ежегодно, приезжают покупатели отовсюду, и нередко заявленные цены поднимаются до многих тысяч долларов. Это на лошадей хоть и породистых, но не самых ценных — не рекордсменов, не племенных производителей. Покупают для спорта, верховых прогулок, игр и прочих подобных целей.

 Лошадь снова входит в моду. В городах и в сельских районах число ферм, ранчо и станций проката верховых лошадей растет с каждым годом. Конный туризм и конный спорт расширяют круг своих поклонников и любителей. Разве плохо, если ваша цель — прокатиться не спеша на чистом воздухе, сесть не в душный автомобиль, а в добрую коляску, запряженную прекрасной лошадью?! Ушедшая было в историю профессия извозчика кое-где возрождается.

 Нет, рано лошадям в архив. Мы даже уверены, что люди, пресытясь автоувлечениями, вернут — и вскорости — свою былую привязанность замечательному живому другу. И может быть, старая дружба проявится в какой-то иной форме, которая поднимет лошадь на новый гребень славы.

 

 И. Акимушкин, O. Кузнецов

 "Юный натуралист", №9, 1973 г.


^ Наверх




Главная Программирование