НЕВИДИМЫЕ ПОМОЩНИКИ

 

Более 400 лет назад вышла книга, которая называлась «О заразах и заразительных болезнях и их лечении». Написал ее профессор Падуанского университета Джироламо Франкасторо. В этой книге впервые была высказана замечательная догадка, что заразные болезни имеют живого возбудителя, некую живую материю, которая и приносит все беды. Возбудитель болезни живой, невидимый организм. Но сам профессор Падуанского университета ничем свою догадку доказать не смог. Только через 150 лет человек впервые увидел под микроскопом нечто доселе невиданное — крохотных живых существ. И до сих пор, когда мы слышим слова «микробы», «бактерии», вспоминаем большей частью о всевозможных болезнях, эпидемиях и прочих неприятных вещах. Гораздо реже мы думаем о той громадной пользе, которую приносят мельчайшие невидимые существа.

 

Ответьте на один будто бы простой вопрос. Почему болото не просыхает сотни и даже тысячи лет? Почему вода из него никуда не уходит? Или: почему болото стало болотом? Кто его сделал?

 

Вероятно, ответ покажется вам странным. Болото сделали микробы. Невидимые строители сумели соорудить эти огромные и плоские земляные чаши, наполненные сизо-ржавой, хлюпающей под ногами жижей. И те же самые микробы, так сказать, охраняют болото, не дают воде уйти, просочиться в глубинные слои земли.

 

Теперь на минуту покинем заросшие осокой или покрытые мохом болотные места и отправимся на берег какого-нибудь тихого, уютного пруда. Здесь так приятно поудить рыбу, покупаться. На такой пруд хорошо и колхозных уток выпустить, можно заселить его отличными карпами. А будет надобность — воду из такого водоема можно отправить на огороды и поля, оросить землю. В наших центральных областях пруды и водоемы хранят в себе почти полмиллиарда кубических метров воды. Это целое водное богатство. Одно только плохо. Полмиллиарда кубометров воды скапливается здесь весной, а затем жарким летом часть воды испаряется, часть просачивается в дно водоема, впитывается земляными берегами. За лето чуть ли не половина воды бесследно исчезает, пропадает зря. А многие пруды и водоемы полностью теряют накопленную в дни весенних паводков воду за 10—20 дней. Очень обидно. Конечно, можно все пруды одеть в бетонные одежды, превратить водоемы в этакие бетонные чаши, до краев наполненные живительной влагой. Но посудите сами — облицевать бетоном тысячи и тысячи водоемов, больших и малых прудов, водохранилищ! Сколько труда нужно затратить! Очень это дорого обойдется.

 

И вот ученые Грузинского научно-исследовательского института гидротехники и мелиорации нашли дешевый и простой способ удержать и сохранить водное богатство. Они обратили внимание на болота. Сизая, насыщенная застойной водой почва болот совершенно не пропускает влагу. У водного болота дно абсолютно водонепроницаемое. Таким его сделали микроорганизмы. Этим крохотным созданиям в болоте не хватает кислорода. И они начинают добывать кислород, жадно отнимают его от частиц почвы и разлагающихся остатков растений. Постепенно на дне болота создается особый грунт сизого или голубовато-серого оттенка, похожий на пластилин, такой же пластичный, полностью водонепроницаемый. Частицы этого грунта под действием микробов измельчаются до совсем крохотных размеров, плотно слипаются между собой. Теперь без всякой бетонной облицовки ни одна капля воды не просочится, не уйдет из огромной чаши.

 

Отряды невидимых строителей сделали свое дело. Отряды эти неисчислимы. В одном грамме ила содержится 100, 200, 400 миллионов бактерий. Соединенными силами они творят грандиозные дела. Заман-чиво воспользоваться их усилиями, направить работу микробов в нужном для людей направлении.

 

Грузинские ученые попробовали искусственно создать благоприятные условия для размножения бактерий-строителей, чтобы затем воспользоваться плодами их труда. Сначала опыты проводили в лабораториях в стеклянных сосудах, а вскоре приступили к уже настоящим производственным испытаниям на водоемах Грузии, Курской области, Наганской степи.

 

Делали так. На земле бульдозерами насыпали и разравнивали слой растительного вещества. Использовать можно все, что угодно: картофельную или свекольную ботву, листья камыша, отходы конопли, солому. Такой растительный слой послужит богатым запасом жизни для микробов- строителей. Поверх него насыпали тонкий слой земли. Вот и все. Можно пускать воду. Месяца через два бактерии сделают свое дело. Верхний слой почвы приобретет черно-сизую окраску, станет плотным, непроницаемым для воды.

 

Таким биохимическим способом можно укреплять дно и берега водоемов, откосы земляных плотин. Бактерии работают без устали и могут сохранить для сельского хозяйства и промышленности сотни миллионов кубометров воды.

 

Сейчас микробиологам известно не более десятой доли тех видов микроорганизмов, которые населяют водоемы и почву., Так что еще немало открытий начнется в самой обыкновенной луже. А сейчас, если уж мы с вами оказались на берегу искусственного озера, чашу которого построили бактерии, посмотрим, не цветет ли вода.

 

Многим приходилось видеть, как покрывается зеленой пленкой вода в разных застойных местах. Это значит, что здесь бурно развиваются микроскопические одноклеточные водоросли. Среди них самая, можно сказать, знаменитая — хлорелла. Она одна из первых среди растений побывала в космосе. В будущих длительных полетах к планетам хлорелла, возможно, станет выполнять сразу две обязанности: постав-лять кислород и пищу для космонавтов.

 

Микроскопические водоросли — источник пищи самого высокого качества. В питательности они не уступают мясу, значительно превосходят пшеницу. Хлорелла содержит белки, жиры, углеводы, микроэлементы, антибиотики и пятнадцать разных витаминов. Правда, на вкус хлорелла не очень приятна. Но это не так страшно. Вполне можно получить новый вид одноклеточных водорослей, приятных на вкус. Во всяком случае, уже сейчас в Японии порошок высушенной хлореллы добавляют в тесто, супы, даже конфеты.

 

А знаете ли вы, что такое «зеленое молоко»?

 

Животноводы Узбекистана назвали «зеленым молоком» смесь микроскопических зеленых водорослей с водой. Ученые Узбекистана создали одну из первых в нашей стране производственную установку по выращиванию хлореллы. Похожа она на оранжерею со стеклянной крышей. Внутри тепло, воздух влажный. Три неглубоких круглых бассейна. Первый — как бы колыбель, где непрерывно рождается и растет потомство зеленой водоросли. Из этого бассейна часть раствора ежедневно переливается во второй, где урожай окончательно созревает. Получается как бы «зеленое молоко». Ну, а из третьего бассейна высокопитательный раствор идет на корм животным. Знаменитые алгебраические задачи о двух и трех бассейнах получили здесь, как видите, самое практическое применение. В бассейнах проложены трубки с дырочками. Из них струятся цепочки серебристых пузырьков. Это хлорелла получает питание — углекислый газ. Кроме того, воду удобряют питательными солями. В условиях Средней Азии микро-скопические водоросли можно выращивать круглый год. Это очень важно, ведь зимой телятам, поросятам и взрослым животным не хватает витаминов. А в хлорелле витамина С, к примеру, больше, чем в лимонах.

 

Кормить животных «зеленым молоком» очень выгодно. Во многих животноводческих хозяйствах Узбекистана сооружают сейчас крупные установки для выращивания водорослей. Крохотные одноклеточные растения, которых можно разглядеть только под микроскопом, размножаются неописуемо быстро и каждый день приносят несколько тонн дешевого зеленого корма.

 

Хлорелла же выступает в роли самого трудолюбивого санитара, способного очистить от разных загрязнений воды рек. Этим свойством одноклеточных водорослей заинтересовались на сахарных заводах.

 

Когда небрежным жестом мы опускаем в стакан чая кубик белоснежного, переливающегося кристалликами сахара, мы, разумеется, не задумываемся над тем, что «делание» сахара — это сложное химическое производство. И как многие химические комбинаты, сахарные заводы требуют каждодневно водопады чистой воды. Правда, воду эту они частично возвращают. Но в каком виде! Это мертвая вода, в ней нет кислорода, она пахнет гнилью. Кроме того, в грязной воде содержится вещество под названием «сапонин» — настоящий яд для рыб. Такие сбросовые воды ни в коем случае нельзя направлять в водоемы и реки, где люди купаются или берут воду для питья. Вот почему сбросовые воды сахарных заводов направляют на довольно обширные поля фильтрации. Там идет естественный процесс очистки — отстаивается осадок, вода постепенно насыщается кислородом. К сожалению, происходит это очень медленно. Грязная вода стоит там по году! И к новому сезону варки сахара эти поля фильтрации совсем не готовы к работе. Наоборот, они ждут, чтобы их очистили, сами они с ролью санитаров не справляются.

 

Где же выход? Надо заселить поля фильтрации одноклеточными водорослями. Стоит только внести «затравку» — небольшое количество хлореллы, и она начинает энергично размножаться. Через две-три недели в одном кубическом сантиметре будет... Сколько бы вы думали? 10—15 миллионов «хлореллин»! Озера сточных вод превращаются в настоящие плантации хлореллы. Хлорелла очищает воду от всех вредных органических примесей, обильно насыщает ее кислородом. В результате — идеально очищенная вода. Вода настолько чиста, что ее можно во второй раз использовать на заводе.

 

Сотни миллионов кубических метров воды уже исправно очистила хлорелла.

 

На Украине создали специальную лабораторию, которая исследует все проблемы, связанные с выращиванием и использованием хлореллы.

 

У зеленой хлореллы есть сине-зеленые родственники — тоже мельчайшие водоросли. У них своя профессия. Они помогают рисоводам. Поселяются на рисовых плантациях, затопленных водой. Здесь они поглощают из воздуха азот. Сам рис делать этого не в силах, а азот ему очень нужен. И сине-зеленые водоросли энергично и успешно готовят рису азотные удобрения. Совместная работа крохотных «химических заводов» приносит весомые результаты. Ученые подсчитали, что водоросли, живущие на рисовых полях вблизи Ташкента, накапливают за год на каждом гектаре 240 килограммов азота. На четырех гектарах выходит целая тонна удобрений!

 

Микробы защищают от вредителей деревья и культурные растения, они готовят самые питательные корма, удобряют поля. Без микробов нельзя приготовить кефир и простоквашу, конфеты и фруктовые соки. Невидимки в рабочих спецовках помогают красить ткани, делать ботинки, выпекать хлеб.

 

Нет числа добрым занятиям этих удивительных невидимых помощников. Недаром сейчас в нашей стране развивается новая отрасль промышленности — микробиологическая промышленность, возникает новая отрасль техники — биотехника.

 

 

 Б. ЗУБКОВ

 
"Юный натуралист", №03, 1972 г.