Ожившая сказка

Ожившая сказка

 

Кто не любит сказок? Страшные и смешные, забавные и поучительные, у каждого народа они свои. Русские сказки повествуют о похождениях бабы-яги, водяного, Кащея Бессмертного; народы Закавказья рассказывают о гигантских чудищах — девах; без традиционного дракона не обходится ни одна сказка Японии. Природа тех мест, где рождаются сказки, накладывает на их персонажей свой неизменный отпечаток.

 

«Лужайка была покрыта мягким и нежным мохом, таким нежным, как шкурка мышиного царя, только зеленого цвета. Вдруг откуда ни возьмись появились прелестные маленькие существа ростом мне по колено. Они были совсем как люди, только гораздо красивее. Человечки называли себя эльфами». Так писал Ганс Христиан Андерсен, черпавший мотивы и сюжеты своих произведений из сокровищниц народной поэзии Дании.

 В датских сказках, а особенно в сказках народов Скандинавии редко встречаются великаны и чудовища, обычно в них живут маленькие карлики, гномы. Заглянем на минутку в те края, откуда пришли к нам эти сказки.

 

На северо-западе Европы, там, где встречаются два океана — Северный Ледовитый и Атлантический — разбросано множество островов. Это или плоские и низкие кусочки суши, или скалы, высоко поднимающиеся из моря. Штормы и суровые ветры прижимают к земле скудную растительность островов, лишь кое-где робко тянутся вверх полярные березки и ивы. Но вот в низине целый луг крупных белых ромашек, прямо как под Москвой или Рязанью. А между куртинами цветов круглые дырки в черной торфяной почве — норки какого-то зверька, того и гляди провалишься в них. Если притаиться и несколько минут ничем не выдавать своего присутствия, увидишь, что за «звери» поселились среди ромашек. Вот из подземных убежищ появляются удивительные существа в черных фраках, с красными лапками. Они спешат, копошатся, скользя лезут вверх по камням и кочкам, подпрыгивают и летят на узких крылышках к морю быстро и прямо, как жуки. А с моря прилетают новые и с размаху шлепаются у входа в свое жилище, торопливо нагибаются, и вот уже нет их — исчезли под землей.

 

Кто они, эти малютки? Гномы, охраняющие бесценные сокровища в подземных кладовых, или веселые эльфы, всю жизнь проводящие среди цветов?

 

Необычные созданья, живущие на морских островах, — тупики — морские птицы, одни из тех, которых называют чистиковыми и которые составляют население знаменитых птичьих базаров. Только колония тупиков находится глубоко под слоем торфа. Птицы сами роют норы в мягкой почве лапами и мощным клювом. Нора длинная — до трех метров — и изогнутая. На конце она расширяется, образуя гнездо, выстланное сухой травой.

 Из единственного яйца через месяц появляется пушистый черный птенец с белым пятнышком на брюхе. Хотя ходы соседних нор иногда сливаются, образуя подземный птичий город, птенцы никогда не ходят друг к другу в гости, предпочитая расти в одиночестве. Если же происходит непредвиденная встреча, тупичата-соседи яростно кусают и щиплют друг друга клювами. Но и лишенные общества сверстников молодые тупики умудряются не терять времени даром. В отсутствие родителей они упражняются в копании земли, готовясь к будущей самостоятельной жизни. К этому занятию молодежь относится добросовестно, и за гнездовый период старательно углубляет свою нору. Кстати, яркие ромашки растут в колонии тупиков исключительно благодаря стараниям ее хозяев. Почва каждый год так хорошо перекапывается и обильно удобряется, что ромашковые сады получают поистине прекрасные условия для развития. В старых, разреженных колониях, где норы роются не так часто и интенсивно, ромашки начинают уступать место красной дреме, щавелю, а позже кипрею. Брошенная же колония зарастает обычными тундровыми ягодами .— вороникой и морошкой, лишь слегка всхолмленная почва напоминает о недавнем существовании птичьего поселения.

 Родители кормят птенцов рыбой. Тупики — настоящие морские птицы. В погоне за рыбой они могут нырять на несколько метров в глубину и долго летят под водой, пользуясь крыльями. Чтобы не тратить времени на дорогу, взрослые птицы приносят птенцам на обед сразу по нескольку рыбок. Они прижимают их языком и клювом, и добыча свисает изо рта тупика живой серебристой гирляндой. В своих колониях тупики никогда не рискуют остаться без корма.

 Но бывает и так: возвращается

 усталый тупик домой, несет целую связку песчанок или мелких сельдей, чтобы кормить птенца. Уже видны знакомая бухта и заросли ромашек на берегу. Вдруг из-за мыса ни дать ни взять черная молния, чирк по воздуху — и к нему. Тупику трудно лавировать в воздухе, в воде ему куда привычней. Не успеет заметить, откуда грозит беда, и его ударит кто-то по спине! Да еще раз! Бросит тупик рыбу — лишь бы живым остаться, развернется кое-как — и в море. В море его не поймаешь. А разбойник только того и ждал: закричал, захихикал мерзким голосом и кинулся собирать брошенную тупиком добычу.

 

Оказывается, этот пират короткохвостый поморник — птица, которая сама рыбу ловить умеет, но не любит, а предпочитает отнимать ее у подлетающих с моря тупиков, чистиков, гагарок, а то и друг у друга. Чтобы не подвергаться нападениям поморников и крупных чаек, тупики прилетают с кормом не по одному, а плотными стайками. На такую стайку пираты нападать не решаются. Перед посадкой группа тупиков обычно делает один-два круга над колонией. За это время птицы, находившиеся с птенцами в норах, успевают подняться в воздух и образовать свою стайку, улетающую охотиться «во вторую смену». Эта живая карусель над колонией защищает ее обитателей от нападения непрошеных гостей.

 

Быстро проходят дни прохладного северного лета, подрастает птичья детвора. Вот уже поднялись на крыло молодые чайки, давно уплыли в море выводки гаг. Подходит конец и одиночеству тупичат. Скоро они отправятся в далекий морской путь к Средиземному морю, к берегам Марокко, чтобы в апреле будущего года снова вернуться на родные острова.

 

Однако молодых тупиков ждет еще самое серьезное испытание. За два-три дня до вылета родители перестают кормить птенцов и откочевывают в море. Мучимые голодом тупичата сначала сильно худеют, а потом не выдерживают и вылезают наружу. Очевидно, это самый простой и эффективный способ заставить их покинуть нору. Не каждый птенец благополучно достигает спасительной морской стихии. Одни уверенно взлетают и опускаются в море, другие путешествуют пешком. На пути их подстерегают поморники, хищные чайки, а то и ястреб. Но вот все опасности позади. Пора в дорогу. Далекий путь на южные зимовки молодые тупики совершают отдельными стаями, без «взрослых». Как они ориентируются, как находят путь в открытом море, — это одна из тех бесчисленных загадок природы, которые еще предстоит разгадать.

 

А теперь вспомним начало нашего рассказа о маленьких загадочных существах. Не иначе как сказочники Скандинавии знали, что на островах и побережьях их земли живет энергичный смешной народец, и взяли его в свои сказки. И что ж, если эти живые гномики стерегут под землей вовсе не несметные сокровища, а просто своих неуклюжих птенцов! И читая эти чудесные сказки, мы всегда будем с доброй улыбкой вспоминать веселых цветочных эльфов — ожившую сказку северной земли.

 

К. АВИЛОВА

 

"Юный натуралист", №03, 1972 г.